26.08.2019

Унифицированные коммуникации: бизнес-связь без задержек

Переход от разрозненных каналов связи к системе унифицированных коммуникаций обусловлен необходимостью минимизировать, а лучше вовсе свести на нет задержки в операционных процессах. Речь не о смене тарифного плана у интернет-провайдера на более скоростной, а об эффективном сведении всего множества доступных каналов в единую унифицированную систему и об умном автоматизированном управлении ею.

В отсутствие такой системы даже самый дорогостоящий цифровой канал не спасёт: когда представитель контрагента звонит сотруднику компании в офис на добавочный номер по критическому для заключения контракта вопросу, счёт идёт на минуты, а сотрудник в этот момент мирно беседует с коллегами, допустим, в коридоре у кулера. Невозможность автоматически перевести непринятый вызов со стационарного IP-телефона на рабочий мобильный грозит обернуться в подобной ситуации ощутимыми финансовыми, а то и репутационными потерями.

Быстрее, ещё быстрее

Для современного бизнеса скорость коммуникаций играет важнейшую роль: и скорость получения информации о быстро меняющемся состоянии рынка, и скорость обмена деловыми данными с партнёрами и контрагентами, и скорость обработки клиентских запросов и рекламаций. Это очевидно всем, однако не все в полной мере осознают, каким именно образом избавиться от досадных задержек в деловых коммуникациях.

У множества руководителей среднего и высшего звена по-прежнему, увы, бытует мнение, что в условиях повсеместного проникновения цифровых технологий свести до минимума задержки во всевозможных информационных взаимодействиях — дело одной только техники. Ведь чем больше скоростных каналов обмена данными доступно сотрудникам, тем однозначно лучше!

На деле разнообразие технических средств и каналов обмена сообщениями играет с их пользователями злую шутку. Общедоступность и огромное разнообразие средств цифровых коммуникаций заставляют абонентов распылять между ними внимание, а при налаживании бизнес-контактов ввергает всех участников информационных взаимодействий в дополнительные расходы.

Изменить такое положение дел позволяет сведение всех возможных разновидностей информационного обмена воедино. Взаимодействующие по множеству каналов участники деловых коммуникаций получают таким образом единый интерфейс для мониторинга и управления всеми доступными средствами связи. С точки зрения разработки реализация этой идеи отнюдь не тривиальна, зато в эксплуатации система унифицированных коммуникаций проста и эффективна.

Её пользователь фактически получает в своё распоряжение максимальную скорость информационного взаимодействия как услугу. Одна из сторон может инициировать контакт в такой системе любым поддерживаемым способом: голосом по стационарному IP-телефону, с персонального смартфона, текстом через веб-чат или по электронной почте. Вторая же сторона практически мгновенно окажется на связи, отвечая опять-таки любым удобным и доступным для неё в данный момент образом.

История унифицированных коммуникаций (unified communications, UC) восходит к 2006 г. Именно тогда в ходе профильной выставки VoiceCon компании Cisco Systems и Microsoft анонсировали старт совместной работы над средствами цифровой корпоративной связи на основе протокола SIP (Session Initiation Protocol). Этот протокол на тот момент, можно сказать, опережал своё время, поскольку описывал интернет-сеансы, включающие обмен мультимедийным контентом. Ни доступная почти полтора десятилетия назад ширина каналов связи, ни скудость ориентированного на цифровые коммуникации бизнес-инструментария не позволяли зародившейся тогда экосистеме UC развернуться в полную силу.

Появившийся в середине лета 2019 г. отчёт IDC о состоянии мирового рынка унифицированных коммуникаций и совместной работы (UC&C) относит к лидерам этого направления четыре компании — Avaya, Cisco, Microsoft и Mitel (в алфавитном порядке), а ещё пять (Alcatel-Lucent Enterprise, Google, Huawei, NEC и Unify) указывает в качестве крупных игроков. Аналитики подчёркивают, что речь сегодня идёт не только о переходе от прежних разрозненных платформ голосовой связи к единым цифровым решениям на базе IP-телефонии, но и о всё более актуальном для динамично развивающихся рынков внедрения мультимедийных UC в повседневную бизнес-практику. Одного лишь голоса для полноценных деловых коммуникаций в наши дни откровенно недостаточно.

Как считают эксперты IDC, глобальный рынок UC&C к 2023 г. достигнет 48,3 млрд. долл., прирастая ежегодно с CAGR 7,1%. При этом проникновение унифицированных коммуникаций ожидается во все сферы и направления бизнеса, от СМБ и даже микропредприятий до корпораций и госструктур. Причина — в очевидных преимуществах UC перед разрозненными средствами обмена информацией по цифровым каналам связи. Фактически, именно UC позволяют в полную силу раскрыть потенциал современных цифровых коммуникаций; сделать оперативный обмен документами, видеороликами и презентациями делом ничуть не более сложным, чем старый добрый телефонный разговор.

Российские реалии

Рынок унифицированных коммуникаций в России весьма активен. Его динамику эксперты оценивают как положительную, связывая наблюдаемый рост с относительной новизной данного сегмента по сравнению с рынком информационных и телекоммуникационных услуг, сервисов и продуктов. Георгий Санадзе, директор по развитию бизнеса Avaya, уточняет, что за последние пять лет можно говорить об уверенном росте рынка UC в России, а сдерживает его развитие специфика организации облачных решений.

Рынок унифицированных коммуникаций в России весьма активен. Его динамику эксперты оценивают как положительную, связывая наблюдаемый рост с относительной новизной данного сегмента по сравнению с рынком информационных и телекоммуникационных услуг, сервисов и продуктов. Георгий Санадзе, директор по развитию бизнеса Avaya, уточняет, что за последние пять лет можно говорить об уверенном росте рынка UC в России, а сдерживает его развитие специфика организации облачных решений.

Сергей Прокопенко, ведущий специалист по продукции Unify в России и странах СНГ, упоминает о почти 38%-ном совокупном годовом росте рынка корпоративных платформ совместной работы и UC в России на период до 2022 г., что делает этот сегмент одним из пяти самых быстрорастущих на отечественном ИТ-рынке наряду с сегментами искусственного интеллекта и больших данных.

Основными драйверами роста на российском рынке UC Вячеслав Логушев, директор направления ИТ-сервиса и аутсорсинга компании X-Com, называет крупные коммерческие корпорации с распределённой филиальной сетью, государственные предприятия и компании с госучастием: «В частности, рынок IP АТС ежегодно растёт на 15–20%, а сопутствующие сервисы, такие как Call-tracking, чат-боты и др., — до 60% в год, и, по прогнозам экспертов, такие темпы сохранятся в ближайшие годы».

По его словам, среди представленных на рынке UC-компонентов отечественными компаниями наиболее востребованы IP-телефония, ВКС, корпоративные мессенджеры, интерактивные панели и ПО. Вместе с тем ряд факторов препятствуют развитию этого рынка, один из них — сложившаяся у россиян привычка работать в офисе «от и до» (да и руководителям так проще организовывать рабочий процесс и контролировать подчиненных).

Российский рынок унифицированных коммуникаций и технологий для совместной работы в целом отслеживает глобальные тренды, но с отставанием в несколько лет, на что указывает Максим Репин, руководитель отдела по продвижению технологий для совместной работы Cisco: «Мы наблюдаем умеренный рост рынка и значительное повышение интереса к сервисам для командной работы и, прежде всего, корпоративным мессенджерам». По мнению эксперта, монополизация экономики и доминирование госкомпаний снижает конкуренцию и, как следствие, ценность и востребованность эффективных инструментов для совместной работы.

По словам Александра Малышева, генерального директора CommuniGate Systems, в России в силу культурных, социально-экономических и, конечно, технологических особенностей развития подавляющее большинство компаний относятся к «скептикам» и «консерваторам» (по известной классификации потребителей товаров и услуг: «новаторы» — «адепты» и «прогрессисты» — «скептики и консерваторы»). Именно поэтому технологии, уже зарекомендовавшие себя на мировом рынке, такие как UC, приходят в Россию с опозданием. «На наш взгляд, решать эту проблему необходимо, если мы хотим оставаться технологически развитым государством, но работа должна быть системной. Не секрет, что часто российские технологии очень хороши, но об этом мало кто догадывается», — заключает эксперт.

«Сейчас, когда унифицированное сотрудничество вышло на первый план, в фокусе внимания производителей находится преимущественно сегмент СМБ, — говорит Сергей Хомяков, генеральный директор Poly по России и СНГ. — Так было не всегда. На начальных этапах формирования рынка ставки делались на глобальные корпорации, заинтересованные в дорогих и высококачественных решениях».

Андрей Козловский, руководитель отдела маркетинга «Манго Телеком», обращает внимание на то, что упорядочивать бизнес-контакты по всем каналам деловых коммуникаций с помощью UCaaS (Unified Communications as a Service) выходит быстрее и проще, чем с помощью традиционных технологий: «Даже типовая реализация UC закроет 90% потребностей в рамках любой распространенной бизнес-модели. При этом UCaaS обойдется в десять раз дешевле в сравнении с кастомизированными традиционными сборками уровня Enterprise. В случае облачной реализации основной потребитель UC — средний бизнес, это предложение адресовано ему».

Как подчёркивает Андрей Григорьев, продакт-менеджер компании AUVIX, в развитие российского рынка UC вносят лепту дорожная карта развития ИТ страны и национальный проект «Цифровая экономика». Основными же сдерживающими факторами выступают отсутствие некого единого стандарта внедрения UC в бизнес-процессы и понятных инструментов оценки гарантированной или возможной окупаемости инвестиций.

Чего хочет заказчик

Российский рынок UC существенно неоднороден — на это обращают внимание многие эксперты. Реалии международных отношений (торговые войны, санкции, постепенное самозамыкание экономик, курс на импортозамещение) не могут не отражаться и на этом сегменте ИТ-рынка, стимулируя его диверсификацию. «Быть может, это покажется странным, но мы (как страна и как компании самого различного размера) находимся в авангарде апробации всех мировых новинок и в целом открыты для новых продуктов», — делится своим мнением Андрей Григорьев.

Как отмечает Андрей Кондратьев, заместитель технического директора — директор департамента системной интеграции «ИНЛАЙН ГРУП», на российском рынке растёт спрос на унифицированные решения, позволяющие использовать не только видеоконференцсвязь, но и совместную работу с документами, чаты, возможность проводить вебинары и выполнять прочие коллективные задачи. Также увеличивается интерес к продуктам, поддерживающим видео в высоком разрешении — Full HD и 4К.

Основной тенденцией российского ИТ-рынка в сегменте UC является переход на серверные решения для создания корпоративных коммуникационных платформ, хотя в мире в этом сегменте чаще преобладают облачные решения, отмечает Александр Малышев: «Причин этому много. Одна из них — территориальная распределённость, при которой даже незначительные сбои в канале связи могут привести к существенным издержкам бизнеса. Второй особенностью является высокий уровень клиентских сервисов в России. Пожалуй, ни в одной стране мира нет круглосуточных доставок, книжных магазинов, работающих 24 часа».

По словам Сергея Хомякова, долгое время российский рынок был достаточно консервативен в сравнении с западным и ориентировался преимущественно на аппаратные системы. Но сейчас, когда унифицированное сотрудничество выходит на первый план, все большую роль играет ПО: «Это позволяет, в частности, охватить гораздо больше клиентов уровня СМБ, которые раньше подобными услугами не пользовались. Очевидно, что в сфере UC потребности крупных компаний и СМБ существенно различаются. СМБ ориентирован в большей степени на экономичные решения с приоритетом на интеграцию с системами других производителей, надежность, удобство использования».

«Интерес российского бизнеса к унифицированным коммуникациям всё ещё редко выходит за рамки традиционной телефонии, — делится своими наблюдениями Вячеслав Логушев, — поэтому динамика развития рынка этих решений отстает от общемирового на два-три года. В числе сервисов, наиболее востребованных отечественными компаниями, можно отметить корпоративные мессенджеры, веб-конференции, системы телеприсутствия. Унифицированные коммуникации могут дать ощутимый экономический эффект. Многие компании благодаря UC отказались от аренды офиса или сократили его площадь до минимума, переведя сотрудников на дистанционную работу без потери их продуктивности и управляемости».

На фоне чрезвычайного разнообразия предложений различные заказчики систем UC выдвигают к ним разные требования. Так, по словам Андрея Григорьева, помимо очевидного запроса на создание устойчивой, высокоскоростной и безопасной ИКТ-инфраструктуры государственные заказчики ориентируются преимущественно на отечественное ПО. Что же касается коммерческих структур, то для них ключевой вопрос — сроки окупаемости инвестиций.

В России есть специфические требования по безопасности, есть особенности, связанные с разной системой оценки коммерческих рисков, напоминает Георгий Санадзе: «Экономический эффект от внедрения UC обычно оценивают через повышение производительности труда сотрудников за счет сокращения времени на типовые коммуникационные задачи: поиск сотрудника, запуск конференции, совместная работа над приложением и др.».

Требования к сервисам совместной работы и бизнес-коммуникациям в России для отраслей с высокой конкуренцией и коммерческих предприятий практически не отличаются от общемировых, отмечает Максим Репин. В то же время, по его словам, крупные корпорации и предприятия с государственным участием стремятся получить современное и функциональное решение для корпоративных коммуникаций, но в своём выборе ориентируются на технологии с традиционной моделью развёртывания внутри корпоративного периметра.

«По нашим собственным исследованиям, — свидетельствует Сергей Прокопенко, — голосовые коммуникации достаточно прочно сохраняют свой приоритет над другими способами общения в корпоративной среде. Довольно просто показать ценность UC крупным заказчикам, где эффективной интеграцией коммуникаций в рабочие процессы при соблюдении требований защиты информации занимаются не только специалисты ИT-службы, но даже и менеджеры управления по развитию персонала и т. д. То есть и те, где этот вопрос находится в кросс-компетенции. В сегменте российских малых предприятий ситуация выглядит по-другому, и чтобы избежать высоких расходов на развертывание и сопровождение UC, они рассматривают пакетированные решения all-in-one или подписки на UCaaS-сервисы».

Коммуникации без унификации?

Инвестиции в решения UC нужны не всем заказчикам подряд. Так, унифицирование коммуникаций окажется избыточным на предприятиях, где до сих пор не произошло полное объединение корпоративной сети передачи данных и телефонной сети, а также там, где оперативность принятия решений, скорость предложения рынку новых продуктов и услуг (да и в целом цифровая трансформация) не имеют пока приоритетного значения, на это указывает Сергей Прокопенко.

Впрочем, напоминает Андрей Кондратьев, изначально рынок UC был нацелен на людей, для которых важно всегда оставаться на связи, причём не просто ответить на звонок, но и принять непосредственное участие в работе: «Так что место для UC есть практически на любом предприятии».

Наибольшая отдача от технологий UC достигается, считает Максим Репин, в высококонкурентных экономиках и вертикалях, таких как финансы, ритейл, коммуникации. «Найти бизнес, в котором сотрудники не разговаривают между собой в ходе бизнес-процессов, сегодня, наверное, невозможно», — замечает Георгий Санадзе.

Окупаемость проектов при внедрении решений UC зависит от размеров компании и функциональности решения и в среднем составляет от пары месяцев до полугода. На это указывает Александр Малышев: «По сравнению с другими ИТ-решениями эффект практически мгновенный. Внедрять унифицированные коммуникации можно и нужно компаниям со штатом от пяти человек, обеспечивая тем самым удалённый доступ к корпоративной почте, моментальное общение с клиентами посредством интеграции с мессенджерами, взаимодействие в социальных сетях и телефонные сервисы».

Даже в тех отраслях, где информационное взаимодействие пока ещё далеко от какой бы то ни было унификации, в последнее время наблюдаются определённые подвижки в этом направлении. Андрей Григорьев выделяет в этом плане госструктуры (в основном пока связанные с управлением; их к изменению принципов работы подталкивают нацпроекты, новые президентские указы и в целом вектор развития страны), крупные государственные и частные компании, медицинскую отрасль.

Что делает UC сильнее

Наивно было бы предполагать, будто развитие UC — стоит в той или иной отрасли появиться объективной потребности в них — идёт поступательно и неотвратимо. Основной вызов, по мнению Андрея Кондратьева, — интеграция с уже имеющимися системами. «Основные производители решений UC стремятся предложить своим заказчикам наиболее полные и комплексные решения унифицированных коммуникаций, — разъясняет Сергей Прокопенко. — Для этого отдельные производители покупают мелких игроков рынка вместе с недостающими решениями, другие же развивают собственную разработку, что позволяет предложить заказчикам полностью сквозные решения UC».

На пути внедрения и совершенствования UC возникает немало преград, в числе которых Андрей Григорьев особенно выделяет весьма распространившуюся за последние лет пять в России концепцию BYOD. Ведь с точки зрения безопасности коммуникаций огромное разнообразие аппаратно-программных платформ, с которыми поневоле приходится сталкиваться, имея дело с используемыми для работы личными мобильными терминалами сотрудников, неизменно ставит перед разработчиками всё новые вызовы.

Ключевым вызовом называет вопрос безопасности и Сергей Хомяков: «Для некоторых сегментов бизнеса (например, для финансового сектора) нужны особенно жёсткие меры безопасности в сравнении с другими отраслями. Производителям следует принимать во внимание этот факт и выпускать отдельные линии продуктов, учитывая требования к безопасности данных». Ещё один вызов, о котором упоминает эксперт, — кроссплатформенность, необходимость интеграции с различными UC-системами. «Также нередко внедрение в практику бизнеса новых средств коммуникаций требует изменений на организационном уровне: введения новых регламентов, политик ИБ и др.», — дополняет Вячеслав Логушев.

Георгий Санадзе обращает внимание на переменчивость окружающей ИT-среды: «Например, в момент разработки коннектора к социальной сети Х может оказаться, что на горизонте появилась социальная сеть Y — и начался отток пользователей в новую сеть». Естественным ответом на такие вызовы является широкое вовлечение в процесс разработки модульных и адаптивных технологий, в том числе на базе искусственного интеллекта и нейронных сетей. «Что касается нейросетей, ИИ, то это уже точно недалекое и перспективное будущее (до двух лет)», — уверен Андрей Григорьев.

«Ещё одним серьезным вызовом для разработчиков систем в области UC, помимо защиты критически важного корпоративного контента и морально-этических сложностей при использовании биометрии, мы считаем вопрос создания стандартизированного адресного пространства пользователя, — говорит Александр Малышев. — Это неизбежный и масштабный процесс, который помимо актуализации разрозненных номеров, адресов и аккаунтов позволит унифицировать технологии передачи данных».

Как подчёркивает Алексей Власов, технический руководитель направления департамента интеграционных решений компании «Открытые Технологии», тренд на развитие ИИ и нейросетей затронул сегодня и разработчиков UC-систем. Однако можно сказать, что ИИ в составе UC-решений пока находится на раннем этапе развития и адаптации. В частности, в области администрирования крупных UC-систем ИИ может обрабатывать большие массивы диагностических данных и давать проактивные рекомендации по обслуживанию до возникновения инцидентов, затрагивающих конечных пользователей.

По мнению Максима Репина, один из основных вызовов, стоящих перед разработчиком коммуникационных сервисов, — найти баланс между пользовательским опытом, функциональностью и безопасностью решения. Для чего разработчикам как раз и необходимы новейшие технологии машинного обучения и ИИ: компьютерное зрение для распознавания образов и лиц, обработка звука для детектирования и устранения шумов, речевые технологии для создания помощников и ботов, многое другое.

А Андрей Козловский напоминает, что UC состоит из комплекса элементов, которые должны действовать не просто синхронно, а синергично, поэтому технически архитектура такой платформы организована довольно сложно: «Это повышает требования к продакт-менеджерам, к инженерам. Думаю, вполне допустима метафора, что интеграция команд разных приложений не менее важна, чем интеграция самих этих приложений в UC. А, может, даже и более важна — иначе невозможно добиться успеха».

Аппаратное разнообразие

Специально для обеспечения унифицированных коммуникаций поставщики оборудования создают немало решений: виртуальных переговорных комнат, смартфонных док-станций с поддержкой программных платформ UC, особых гарнитур для ПК, «умных» веб-камер и т. п. Андрей Григорьев выделяет здесь два направления: взаимодействие и бронирование переговорных комнат. Первое представляет собой перспективный, быстрорастущий сегмент, который позволяет с лёгкостью организовать эффективную, интуитивно понятную и беспроблемную среду совместной работы во всех конференц-залах и учебных помещениях любых компаний. Второе — несколько шире, оно включает инструментарий для оценки эффективности рабочего пространства: сбор информации по использованию переговорных комнат (и не только), возможность управления различным AV-оборудованием, светом, климатом и т. д.

Алексей Власов связывает появление UC-специализированных аппаратных решений в первую очередь с перемещением видеоконференцсвязи из больших залов в малые переговорные. На рабочих же местах акцент делается на интеграцию стационарных UC-устройств с персональными смартфонами для обеспечения единого коммуникационного пространства между устройствами: синхронизация телефонных справочников, сообщений, истории звонков, возможность принять вызов на любом устройстве по единому номеру и переключаться между устройствами без потери связи.

«Одним из драйверов рынка и эксперты, и вендоры называют спрос на решения для оснащения небольших переговорных комнат, huddle rooms, — говорит Сергей Хомяков. — Концепция huddle rooms появилась в связи с повышением спроса на гибкую работу. В её основе — простота и удобство использования, при этом подразумевается, что подобные комнаты будут создаваться не только внутри компаний, но и в общественных местах. Это связано с тем, что все больше людей работают вне офисов в удалённом режиме».

Среди интересных аппаратных решений Георгий Санадзе отмечает появление недорогих гибридных устройств, сочетающих в себе традиционные функции видеотерминала и IP-телефона, специальных компактных видеокодеков для небольших переговорных комнат на три-пять человек. По мнению Александра Малышева, одно из самых популярных аппаратных решений — смартфонные док-станции с поддержкой платформ UC.

Максим Репин подчёркивает, что вопрос реализации удалённых и мобильных рабочих мест, равно как и участия в сеансах видеосвязи и совместной работы, сегодня успешно решается и при помощи чисто программных клиентов. Но всё же для комфортного и продуктивного общения желательно использовать дополнительное специализированное оборудование с технологиями повышения качества голоса и видео, компенсации внешних помех. Вопрос же о специализированных устройствах для переговорных комнат стоит ещё более остро: «Информационные работники в среднем проводят до 37% своего рабочего времени на встречах и совещаниях. К сожалению, не все это время тратится эффективно. По статистике процесс подключения и начало работы на онлайн-встрече занимает от 5 до 10 мин».

Андрей Кондратьев полагает, что аппаратные новинки сегодня слабо актуальны, поскольку у пользователей, как правило, применяются унифицированные программные клиенты: «Все уже перешли в мир виртуализации. Сегодня практически любой сервис UC — это виртуальная машина или набор виртуальных машин». А по мнению Сергея Прокопенко, «одним из главных преимуществ технологии UC остается принцип BYOD, когда весь функционал доступен на любом устройстве по выбору конечного пользователя».

Разговор по делу как услуга

Согласно прошлогодней оценке Synergy Research Group, сегмент UCaaS растёт в мире весьма завидными темпами — примерно на 25% год к году. Максим Репин обращает внимание на обнародованное в январе 2019 г. решение Gartner прекратить выпуск отчёта Magic Quadrant для рынка UC на том основании, что, по мнению аналитиков, модель корпоративного приобретения унифицированных коммуникаций и контакт центров (UC & CC) меняется в пользу облачных сервисов. В будущем Gartner намерена анализировать именно рынки UCaaS и CCaaS. Ранее, в 2015 г., Gartner, напомним, прекратила выпуск отчетов по корпоративной телефонии: как раз тогда тренд корпоративного рынка изменился в сторону UC.

Привлекательность UCaaS заключается в том, считает Александр Малышев, что потребители получают единую, высокоадаптивную, бесшовную коммуникационную среду: «Однако вопрос обеспечения безопасности и тут имеет решающее значение. Какими бы подвижными не были бизнес-процессы компании, всегда есть риск утечек и излишней открытости. В России к этому вопросу относятся с особым вниманием по причине необходимости обеспечения цифрового суверенитета».

Российские заказчики действительно не спешат массово переходить на облачные сервисы UC, замечает Алексей Власов: «Для крупных заказчиков это обусловлено, во-первых, вопросами ИБ, во-вторых, надёжности и, в-третьих, сложностями интеграции с унаследованным парком систем и оборудования». Вдобавок многие западные UCaaS-продукты не представлены на российском рынке или могут вызывать опасения о гарантиях доступности в РФ в долгосрочной перспективе. Малый же бизнес и стартапы являются, по словам эксперта, основными пользователями UCaaS, так как для них преимущества такой модели выходят на первый план, а сдерживающие факторы, характерные для крупного бизнеса, проявляются в гораздо меньшей степени.

Плюсы и минусы предоставления UC как услуги вполне очевидны: позитивные стороны — это, по мнению Андрея Григорьева, процессы внедрения с низким пороговым входом и малыми затратами ресурсов на обслуживание каждой точки, отсутствие проблем с лицензированием, а также более устойчивая и стабильная, чем в случае классических систем, связка «пользователь — разработчик». Отрицательные моменты также налицо: экономия обычно, увы, достигается за счет масштаба, а вопросы ИБ при сервисном подходе более актуальны, чем при развёртывании собственной системы UC.

Главная движущая сила внедрения UCaaS в РФ — это, по словам Георгия Санадзе, повышение эффективности взаимодействия сотрудников и рабочих групп в ходе решения бизнес задач: «Основным вектором развития этого направления должны стать частные облака». Андрей Кондратьев добавляет: «В России есть недоверие к сервисам, расположенным в „чужом“ ЦОДе. Более того, во многих крупных компаниях действует политика информационной безопасности, в которой про облака ничего нет, т. е. использование облачных сервисов запрещено. В малых и средних компаниях всё гораздо проще — они очень часто используют облачные сервисы видеоконференцсвязи». С учётом этого можно твёрдо сказать, что перспективы у сервиса UC есть; главное —облако территориально должно располагаться в России.

В первую очередь UCaaS-решения привлекательны тем, что потребитель не несёт расходов по развертыванию и интеграции решения UC, об этом напоминает Сергей Прокопенко. Обратной же стороной такой экономии является, по его словам, ограниченная адаптация функциональности UC под специфические нужды конкретного потребителя: «Ведь провайдер часто заинтересован в распространении стандартизованного пакета услуг».

«Как ни крути, а UC — удовольствие не из дешевых, — резюмирует Вячеслав Логушев. — Во многом поэтому и остаётся прерогативой крупного бизнеса, способного позволить себе такие расходы. Сервисная модель открывает доступ к UC-платформе в требуемой конфигурации практически любой организации, а обслуживание ее обеспечивает поставщик услуг. Полагаю, что рост стоимости программно-аппаратных комплексов вкупе с сокращением ИТ-бюджетов компаний послужит катализатором развития UCaaS в России».

Доместикация унифицированности

Сегодня на рынке UC доминируют зарубежные производители, такую точку зрения высказывает Вячеслав Логушев: «Тем не менее в России работает немало производителей телекоммуникационного оборудования, не уступающего продукции крупнейших мировых производителей. Развитие этих разработок укладывается в реализуемую правительством политику импортозамещения».

По мнению Георгия Санадзе, если западный вендор строго следует международным стандартам в вопросах использования протоколов и технологий и обеспечивает максимальную открытость своих решений для сторонних разработчиков ПО, то появление компаний, реализующих задачи локализации, способствует росту продаж решений, в которых локальные разработки эффективно интегрированы с решением вендора.

Ведущие западные разработчики открывают локализованное производство в РФ, но, как отмечает Алексей Власов, его объёмы чаще всего минимальны: «На фоне тренда локализации российские игроки, конечно, получают определённые конкурентные преимущества. Хочется надеяться, что это позволит им в перспективе повысить качество и полноту функционала до уровня зарубежных конкурентов».

«Пока, к сожалению, о какой-либо серьёзной конкуренции говорить не приходится, — сетует Андрей Григорьев. — Есть российские игроки, которые могут конкурировать в узком сегменте (например, в классических ВКС-системах). Но если рассматривать вопрос комплексно, то на данный момент таких игроков нет. Да и можно сказать, что рынок UC очень похож на рынок ProAV, где каждый из ведущий игроков допускает эффективную интеграцию, несмотря на конкуренцию».

«Безусловно, мы видим тренд к локализации и появление новых российских игроков и решений, — подтверждает Максим Репин. — В большей степени мы сталкиваемся с такими решениями в проектах традиционной телефонии и ВКС». По его словам, конкуренция с локальными игроками стимулирует развитие и адаптацию западных продуктов с учетом специфических запросов российского рынка.

«Очевидно, что глобальные разработчики решений UC, для которых российский рынок является значимым сегментом бизнеса, не могут игнорировать общий тренд локализации», — отмечает Сергей Прокопенко. По его словам, интеграции, в том числе и с российскими разработками, с целью обеспечить законченное решение, наиболее полно соответствующее задачам каждого заказчика, способствует публикация вендором в свободном доступе SDK и API к решениям для унифицированных коммуникаций и совместной работы.

«Неважно, каков ИТ-ландшафт у клиента; важно, чтобы его коммуникации были бесперебойными. Для этого нужно постоянно общаться с коллегами, в том числе из смежных ИТ-сфер, и находить пути интеграции решений между собой. Этот же вопрос является краеугольным при внедрении отечественных программно-аппаратных решений, — отмечает Александр Малышев. — Создавать отечественную ИТ-инфраструктуру — задача амбициозная, но абсолютно реальная. Однако клиенты задают нам множество вопросов о возможностях интеграции отечественных решений, их дальнейшем усовершенствовании и наращивании технической экспертизы».

Источник: https://www.itweek.ru/infrastructure/article/detail.php?ID=208729

GET IN TOUCH

Запорожский Дмитрий

zaporozhski@fhv.ru

+7 (977) 809 48 52

Attention

We were not able to identify your user role in our system. Would you like to become a customer and continue to your purchase? Otherwise you will be redirected to continue browsing Avaya.com

No
Error: There was a problem processing your request.